НЕЗАВИСИМЫЕ АВТОРЫ

Мы собрали небольшую компанию невависимыж авторов, тех, что публикуются чаще всего в электронном виде.

Магда Май и ее добрые книги.

Читайте на ЛитРес совершенно бесплатно.
Я прочитала обе: «Волшебство Буйного леса» и продолжение - "Возвращение линсов". Несколько слов о первой книге.
Книга «Волшебство Буйного леса», кажется, первое произведение Магды Май, по крайней мере, здесь на ЛитРес, но в нем чувствуется талант автора. Героиня книги Лада попадает из нашего технического мира в иной, полный магических сил, странных артефактов, таинственных чудовищ. Сразу же она окунается в гущу событий – встречи с королями и ведьмой, беседы с говорящей розой, нападения злобных тварей – таинственный Буйный лес преподносит сюрпризы один за одним.

С интересом следила за событиями книги, за тем, как менялась сама героиня. Считаю, что можно было бы добавить немного экшена в сцены битв со злобными чудовищами, усилить эту сторону книги. В целом, автору есть, чему учиться и куда развиваться.

Книга по-настоящему добрая и светлая, такая же как ее героиня, девушка Лада. Закрыв последнюю страницу, расставаться с героями не хочется. Остается только открыть следующую книгу Магды Май «Возвращение линсов».

выбор айро.jpg

Со сцены полилась новая песня. Лада закрыла глаза: хрипотца Жехарда напоминала ювелирные завитки почерневшего серебра, за которым поблескивал гладкий алый атлас чистейших гласных. Голос очаровывал, пьянил, обволакивал со всех сторон, как невесомые объятия.

Я ждал одну тебя, искал одну тебя,
Любовь к тебе вела в дожди и снегопады

Равд пригласил её на танец, Лада заколыхалась в медленном море танцующих. Жехард нашёл её глазами:

Сквозь тысячи преград я шел на нежный взгляд,
Открой же дверь, я так хочу быть рядом...

Пульсары превратились в красные розы, они то увеличивались и распускались, то превращались в звезды.
Музыка, слова, взгляд проникали в душу неимоверно красивым потоком, наполняя, как сосуд, чистым романтичным настроением. Мир Близ казался прекрасным.

Артем Платонов
Фантастический  роман "Человечность"

артем платонов (4).jpg

– Мои идеи… – экзоскелет землянина пошевелил рукой, вызвав моментальную реакцию роботов охраны, но оперативник всего лишь положил шлем на столик. – Чем же вам не нравятся мои идеи? Разве последние пять веков – не доказательство их правоты? Работая вместе, люди достигли того, чего не достигали никогда. Теперь мы готовы достигнуть недостижимого, работая вместе с разумными андроидами.
– С кем вы там собираетесь достигать недостижимого?! – скривился Элон, словно укусил кислятину. – Посмотрите, в кого выродились потомки ваших покорителей космоса! Они валяются в каждом блоке на нижних уровнях, как трупы в склепах. Они жалки и ничтожны. Сытая жизнь без борьбы убивает сам смысл жизни.
Старик ощерился, словно крыса.
– Если на вас нападут инопланетяне, чем вы будете отбиваться, мистер Сус? Шутками с ток-шоу? Донатами? Самонаводящимися дилдо? Ну и как, помогли они вам на Марсе?
Миллиардер вскочил из кресла, подошел к иллюминатору, за которым уже заблестели звезды, и остановился, глядя в пустоту.
– Знаете, когда-то я думал, что космос огромен и в нем мы можем без помех строить путь к светлому будущему, – едва слышно произнес он. – Но потом я понял, что везде, где появляются люди, они тащат за собой человечество. От него не скрыться, мистер Сус.
Старик обернулся. Его глаза блестели.
– Человечество обречено, и я лишь отключаю аппарат жизнеобеспечения.

Улана Зорина. В твоих руках мое спасение.

Темно, тихо. Катерина ощущала себя как что-то легкое, эфемерное. Боли не было. Просто ничего, пустота. Первозданная, вездесущая, затягивающая. Девушка попыталась пошевелиться, но не смогла. Пыталась закричать, но не поняла, как… Поймав себя на том, что не дышит, Катерина всерьез испугалась. Сознание сжалось в дрожащий комок. Беспомощно дрейфуя в пустоте, пульсирующий эмоциями разум раненой птицей бился в агонии, пытаясь удержать себя, вырваться из прочных оков небытия, не растворившись во тьме. Толчок…еще толчок… Потерявшееся в пучине бесформенной бездны сознание чудовищным усилием воли вырвалось из тягучего мрака.

улана зорина 5.jpg

Кир Лирик. Демоненок. Цикл: Пешки богов

И вот я в другом мире! От одной этой мысли по спине побежали мурашки размером с беременных тараканов. Во попал – "Дорогие родители, у меня всё хорошо, пишу вам на сапоге убитого друга…" Хотя и родителей уже нет в живых.
Сюда моё сознание переместили в тело подростка, сделали это с определённой целью и от меня чего-то ждут, но самое неприятное, что моего согласия никто не спрашивал, и цель мне неизвестна. И то, что мне не отвертеться – чётко намекнул в конце нашей беседы в моём беспамятстве незнакомый мужик, для себя я его решил называть – "Серый Плащ". Блин, прям герой из известного мультика, только плащ отличается. И способности этого "плаща" очень впечатляли.
С другой стороны, в прошлой жизни мне было уже за сорок, а тут молодое тело и шанс прожить новую интересную жизнь в незнакомом мире. Да только за это "Серого Плаща" надо было расцеловать, хотя, наверное, он не оценил бы моего порыва благодарности. Я хмыкнул, когда представил эту картину. Вместе с телом мне досталась память прошлого владельца, хоть и очень скудная и, естественно, знание местного общего языка, что уже было неплохим бонусом.
Сам мальчишка был из обычной крестьянской семьи. Мать, отец и младший брат погибли пару лет назад в последний "чёрный мор", это что-то вроде нашей чумы, а может быть это она и была. И его воспитывала тётка Алта, а полное имя – Алтая, это женщина, которая за мной ухаживала. Она переехала сюда жить после смерти моих родителей из ближайшего города. Мужа у неё не было, а сын тоже умер от этой болезни, поэтому вся её забота досталась мне, ну, то есть, парню. Да, быстро же я ощутил себя хозяином нового тела. Экзорциста на меня не хватает!
Ну и последняя, но одна из самых важных деталей: это был мир средневековья и магии! Эту инфу я взял из памяти парня. Короче самая натуральная фэнтезийная компьютерная игра. И почему-то именно от этого факта я тихо офигевал и медленно "выпадал в осадок".

пешки богов.jpg
Продолжение следует
гагин 11.jpg

Игорь Гагин . Мне приснилось детство

Я уцепился за Лидкину талию, она – за Толикову, и мы носились по проселочным дорогам, оглашая тишину позднего вечера ревом мотора. Это было просто восхитительно!
Проезжая деревню Раменки, вдруг заглохли. Неподалеку орала молодежь, доносились матюги и пьяные выкрики. Мы слезли с сиденья, а Толик начал лихорадочно дергать педаль стартера, подкручивая одновременно ручку газа. Не заводился. Голоса из темноты доносились всё ближе. Даже я своим десятилетним рассудком прекрасно понимал, что может произойти, если не успеем уехать до подхода местных.
– Гля, тёлка! – раздалось совсем рядом.
– Точно, ёмаё, тёлка! – В голосе кого-то невидимого неподдельная радость.
В этот момент мотоцикл затарахтел. Толик лихо вскочил в седло, Лида за ним, я так к ней прижался, будто влип, и мы рванули, виляя задом, в разрезаемую светом фары темноту.
– Стоять, бля! – донеслось сзади с улюлюканьем и матерщиной. «Удрали!» – промелькнула в голове веселая мысль.
Подъехали к дому. Толик заглушил двигатель, и стало удивительно тихо, даже в ушах зазвенело. С трудом слез с сиденья, разминая затекшие ноги. Не мудрено, ведь сидеть пришлось на самом краешке, как не свалился по пути, ума не приложу.
– Толь, – спрашиваю, – а где они в темноте корову увидели?
– Какую корову? – не въехал Князь (так его Лидка звала за глаза).
– Ну, когда мы там остановились, кто-то крикнул «гля, тёлка!»

Лида сконфуженно отвернулась.

бутерброд.jpg

Оксана Рабафф. Бутерброд с краковской

Детство у Фёдора было очень счастливое. Мама были и папа, лошадка качалка и мишка, которого отец купил, отдав за него, наверное, всю тогдашнюю зарплату. Речка и дача, и отпуск на море. Футбольная коробка сразу за домом и много друзей. Потом Фёдор учился, принося домой пятёрки, чем выбивал у отца скупую слезу. Мама очень им гордилась. Учёба давалась ему легко. Планы у родителей были на Федю самые грандиозные. Уже выбирали, куда поступать. А потом случилось страшное. Так, как обычно оно и случается. Внезапно, как снег на голову. Папа слёг с инфарктом. Мама бежала к нему в больницу, плача, умоляла главврача пустить её в реанимацию. Главврач, хоть и был человеком суровым, но не лишен был и человечности. И скоро мама уже не просто ходила к папе в реанимацию, а ещё и бульон носила. На домашней еде и поправится быстрее. Федя в это время сидел в приемном. Бледный, как простыня. Спазмы сковывали желудок. Он сжимал кулаки и говорил себе – ты же МУЖЧИНА. Папа лежал долго. Родные волновались. А мама улыбалась и говорила, всё наладится, просто случай сложный.