"Признание" Крыма

Оно случилось! Франция признала Крым российским!


Но признала тихо. «Ну хоть так», - подумал я, услышав в вечерних новостях телеканал France 2, что Россия отдала воинские почести, извлечённым из земли останкам французским солдат, павшим по французским понятиям за правое дело во время Крымской войны. Где происходило всё, понимает даже французский двоечник. В Крыму, в аннексированном Крыму, и оттуда репортаж. Событие неслыханное после «оккупации» полуострова. Не припомню такого. Ведь Крым наш, и туда нельзя! Украина обидится.

И пусть они, эти солдаты, были захватчиками по большому счёту. Пусть. Всё-таки там речь шла о флоте на Чёрном море и влиянии на Ближнем Востоке, и того и другого Россия лишилась по итогам этой войны. Всё же не на Москву и не на Петербург топали эти французские парни. Исполняли приказы своих начальников, своей страны. Ну почему бы им и, правда, не отдать должное 165 лет спустя?


И наши власти постарались, так во всяком случае, сказал французский телевизор: гробы, покрытые их, вертикальным сине-бело-красным, триколором, «Марсельеза», в общем мероприятие было проведено на высоком уровне.

Однако я ошибся, никто ничего не признавал. На захоронение ста пятидесяти пяти французских солдат не было официальных представителей Пятой Республики! Помню, как отдать дань памяти паре десятков советских пленных, захороненных в маленьком городке к западу от Парижа ежегодно по приглашению местного общества франко-российской дружбы приезжал представитель посольства.

Ежегодно. Почтить память примерно двадцати человек. Приезжал наш дипломат, дипломат антинародного режима.

А вот французские демократические чиновники не соизволили. Они спрятались за спины своих сограждан, волонтёров некоего «Фонда развития франко-русских исторических инициатив». Те не побоялись попасть в украинские чёрные списки, приехали, вели раскопки и участвовали в траурной церемонии. А корреспондент французского телеканала завершил репортаж дежурной фразой: «Франция считает аннексию Крыма незаконной, поэтому не желает, чтобы память её сыновей была использована в политических целях».

Так уже использовали! К чему тогда весь этот репортаж, в котором русские так заботятся о павших когда-то давно французах? Ведь русские плохие, всё, что мы делаем, плохо: отбираем Крым, поддерживаем Донбасс, травим Скрипалей, Навального, бомбим несчастных сирийцев (несчастных иракцев бомбить можно, сирийцев нельзя). Неужели мы способны на что-то хорошее?

Выходит, что да, способны. Можем предать земле останки тех самых сыновей Франции, чью память чиновники Франции отказались почтить.


Выходит, этот репортаж был простым человеческим спасибо. Ну хоть так. Что ж, пожалуйста. Приходите ещё. В нашей земле французских (и не только) костей хватает.

Просмотров: 12
МЫ1.jpg

Иван Карасёв

Ю_ШУТОВА

ИГРЫ СО СЛОВАМИ И СМЫСЛАМИ