От подпоручика русской армии до группенфюрера СС


Рудольф Карлович Бангерский


Был такой русский офицер – Рудольф Карлович Бангерский. Родился в 1878 году неподалёку от Риги в семье латышского (в то время сказали бы – лифляндского, по названию губернии) хуторянина. Но низкое происхождение не помешало способному мальчику закончить ближайшую (километров за сорок) городскую школу. Можно только представить каких усилий это стоило крестьянской семье. Но, видимо, имело смысл тратить силы и средства на обучения юного Рудольфа, который, судя по всему, мечтал о военной карьере. Однако скромное образование не позволило сразу поступить в военное училище, поэтому семнадцатилетний юноша на год раньше положенного срока вступает в Российскую армию вольноопределяющимся, служит два года в учебном унтер-офицерском батальоне, потом – унтер-офицером в пехотном полку, а 1898 году его принимают в Санкт-Петербургское юнкерское училище. Вероятно, в то время он в полной мере ощущал себя российским подданным и был патриотом России. Иначе как объяснить упорное желание стать офицером его величества императора Николая Второго? Можно, конечно, предположить, что он с детства ненавидел «эту страну» и мечтал нагадить ей всеми возможными способами, например, получив доступ к военным секретам, стать иностранным шпионом. Но последующий ход событий полностью опровергает такую версию.

Получив чин подпоручика по окончании училища Бангерский служит в пехоте, не очень далеко от своей Родины – его полк расквартирован во Пскове. Но вот грянула русско-японская война, и молодой офицер отправляется на фронт, где воюет в составе другого полка, то есть, скорее всего, он сам попросил о переводе в Действующую Армию. За боевые отличия его производят в поручики. И это не последний чин, полученный за храбрость. Первую Мировую войну он встречает командиром роты штабс-капитаном, его военная карьера переживает яркий взлёт, чины сыплются один за другим: уже в декабре1916 года опять-таки за боевые отличия он получает звание полковника. Кроме того, за мужество, проявленное в боях и умелое командование вверенными ему подразделениями и частями Бангерский удостоен нескольких орденов Св. Святослава, двух орденов Св. Анны и ордена Св. Владимира IV степени. Завидный иконостас!

И тут в стране грянула революция. Пока не пришли к власти большевики и не стала разваливаться армия, Бангерский служит и даже имеет награды от Временного правительства. Но в начале восемнадцатого года его «вычищают» из армии и, волею судьбы, оказавшись в Екатеринбурге, Бангерский ждёт прихода белых. Сразу по освобождению города от красных вступает в Белую Армию, с которой до конца проходит тяжёлые испытания Гражданской войны. Воевал с красными пока на востоке России был фронт, уже после гибели Колчака осенью 1920-го года, будучи в чине генерал-лейтенанта, Бангерский успешно командовал войсками Читинского района Дальневосточной армии. Но силы были слишком не равными, один из корпусов белых открывает фронт, и вся армия эвакуируется через Маньчжурию в Приморье. Казалось бы, всё: война проиграна, китайцы разоружили отступающие через их территорию русские части. Однако латыш Бангерский не теряет духа и пытается организовать вокруг себя русских офицеров, но моральный дух его боевых товарищей сломлен. «Союз чинов Дальневосточной армии» распадается. Тогда Бангерский уезжает в Китай. И только там, в двадцать первом году генерал-лейтенант Русской армии принимает решение вернуться в независимую уже Латвию. Решение было логичным – Большой Родины нет, так хоть Малой Родине послужить.

В Латвии его, похоже, не приняли с распростёртыми объятиями. Всё же он был в глазах тамошних политиков, видимо, неполноценным латышом, хоть и вернул фамилии первоначальное, латышское звучание – Бангерскис. Во всяком случае, в армии службу начал только в 1924 году и то лишь полковником, правда, на генеральской должности командира дивизии. Но Бангерскис явно был настоящим служакой и, выбрав страну, служил ей верой и правдой: в 1925-ом его-таки повторно произвели в генералы, на этот раз в латышские, он последовательно командовал несколькими дивизиями, больше года даже был министром обороны Латвии. Бангерскис служит быстро меняющимся латвийским правительствам, служит и диктатору Ульманису, организовавшему военный переворот в 1934 году. Служит всем. Мог бы уйти из армии, но не ушёл, пока не подошёл генеральский пенсионный возраст. Кажется, прежде всего, он был военным. И именно это, наверное, приведёт его позже в ряды СС. Как и его участие в Белом движении.

Далеко не все бывшие активные деятели Белого Дела приняли сторону Гитлера в 1941 году, хотя были и такие, например, бывший атаман Войска Донского Пётр Краснов, ставший у немцев главным по казачьим частям. А вот Деникин, кстати, категорически отказался сотрудничать с нацистами. Но, увы, Бангерскису было труднее, он жил не в далёкой от СССР Франции. В 1940 году жизнь загнала его в подполье. Справедливо опасаясь, как бывший белый генерал, ареста, он скрывался от Советской власти на хуторе где-то в Курляндии. Поэтому приход немцев для него стал в некотором роде спасением от тюрьмы. Воодушевлённый поражениями Красной Армии (наконец-то бьют его давних врагов) и эфемерной возможностью получить от немцев автономию для Латвии он начинает служить сначала в марионеточной гражданской администрации «Самоуправляемой Латвии», а потом занимается созданием Латышского легиона СС. Короче, покатился Бангерскис по наклонной плоскости. Звание группенфюрера СС стало закономерным следствием такого поворота его биографии. И хотя официально он именовался «легион-группенфюрером СС», дабы подчеркнуть его принадлежность к Латышскому Легиону, а не к классическим структурам СС, это ничего не меняет. Форму носил, эсэсовские латвийские дивизии создавал, мобилизацию (именно мобилизацию, а не набор добровольцев) организовывал. И за это Гиммлер лично обещал Бангерскису полноценную автономию, которая, естественно, осталась лишь обещанием. Но дело было сделано, свыше 100 тысяч человек прошли через Латышский легион, и роль Бангерскиса в этом недооценить сложно.

Много перьев сломано насчёт того, что Бангерский служил не немцам, а латвийскому народу, что он заботился о латвийских солдатах, что он в душе был либералом и так далее, список его дел добрых в кавычках и без на службе Латвии можно продолжить. Может и так, но группенфюрером СС он всё же стал и перечеркнул этим всё. Sic transit Gloria mundi, мог бы остаться в истории храбрым полковником Русской императорской армии, талантливым белым генералом, наконец, одним из организаторов армии независимой Латвийской республики, а останется эсэсовцем с генеральскими знаками отличия, бежавшим из Латвии вместе со своим немецким начальством в Германию в конце 1944 года и благодаря этому (англичане не выдали его) сумевшему избежать участи атамана Краснова, расстрелянного в СССР по приговору суда. Расстрела Бангерскис избежал, но умер-таки не своей смертью. В 1958 году он погиб в автомобильной катастрофе. И поскольку её виновник так и не был установлен, это наводит на мысль, что руки чекистов до него, как и до Степана Бандеры, всё же дотянулись. И, если оно так и есть, то жалости его судьба не вызывает. Человек, как известно, сам является её хозяином. Ведь никто не заставлял офицера, когда-то бывшего патриотом России, формировать эсэсовские дивизии и отправлять их воевать на стороне вчерашних врагов с Красной Армией, с русскими людьми. Сам выбрал такую судьбу, сам себя и наказал.


Могила Бангерскогого в Риге


Впрочем, определённая часть латвийского общества именно за это его почитает чуть ли не национальным героем.

Ну что ж, кому и кобыла невеста, как говорил один литературный персонаж.



Просмотров: 13Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Пуусепп

МЫ1.jpg

Иван Карасёв

Ю_ШУТОВА