...районы ...кварталы

...районы ...кварталы

Ольга Туркина
Городская гордость

Пока мы не гуляем по городу, город сам гуляет
Он меняется до неузнаваемости, примеряет наряды (народы)
Как ребёнок предоставленный самому себе
Ходит во взрослых туфлях и красит рот
Воображает себя Флоренцией или Римом
Или целым миром

кутаясь в небо словно в боа
Припудриваясь югами и стягиваясь корсетами севера.
У него каблуки изо льда
Погоны из библиотек и концертных сцен
Он заводит пластинку площади
На камнях её спотыкается игла создавая джаз
На горле города винтовая лестница
Как маскарадный воротник
На мраморных висках прожилки оживают в Неву
Шелестит их вода, как бы смеясь над собственной меланхоличной горечью…

Пока мы не бродим по городу, город бродит
Перебродил в вино его сладкий зелёный взгляд
(густая настойка)
Он становится пасмурным, когда ты смотришь под ноги, а не ему в глаза.
Он меняется
Только в твоё отсутствие – как растут, изживая детство, чужие дети.

Я выхожу из поезда, и обрушивается гром.
Гроза огрызается, грузно и грязно гремит,
Играя гранями города:
«Где ты пропадала, чертовка, в каких краях?
Я давала тебе недостаточно мая,
Недостаточно глубоко твоё сердце распяла на якорях
Петербургского порта?»

Я вступаю в свой город, сразу заглядывая в его дождевые глаза,
И город уже с перрона набрасывается на меня
Ветер вцепляется в волосы, шпили идут по венам,
Проспекты презрительно восстают к площади,
Забирая привилегии разводных мостов.
Белая ночь чернеет от ревности…
Но родство побеждает: город бросает мне под ноги
Кровь, пущенную из белой кожи ночи в одиночестве
И запёкшуюся к моему возвращению. Бросает её лоскут

прямо на перрон,
Как ковровую багровую дорожку: «Проходи в дом».
И гремит оркестром и аплодисментами гром.


Алексей Ларионов
Тротуарным карпам

не вынимай –
звук цементирует город

не вдыхай
пыль от брусчатки – чужой
не
маргариновый привкус потерянных детских имен
под семизначным паролем

ты – переносчик слагаемых –
вышей жилетку чешуйками найденными
поднимайся их судоходной песней

и переплюнув губу водопада
встреть их стоячую сумму
словами


Геннадий Булин
Муниципальное образование Прометей

Проспект Просвещения в новых солнечных лучах
ухмылялся бетонными плитами вчерашних воспоминаний,
по которым мы переходили на другой берег.

Серебряные провода овевали твои волосы.
Стены панельных домов отражали тепло
последнего нашего дня.
А механические птицы клевали алмазные блёстки
пошлой реинкарнации.

Трамваи парами шли в депо,
задевая странные мысли уставших прохожих,
случайные величины, непродуманные даты

и место для памятника пограничникам,
что отважно охраняют летние мгновения
проплывающих мимо вагонов.

Натурист Прометей в сквере спасал огонь,
пытался обмануть смерть,
отворачился от разлитого ртутью безымянного водоёма,
на другом берегу которого уже стояла ракета
и ждала твоего прихода.

На оранжевой траве рядом
лежали полногрудые козы
оттенка северного серого снега
и коварного льда имени Демьяна Бедного.

Грустный Макдональдс выдавал пакеты
уставшим случайным прохожим,
успевшим проголосовать за стабильность

Стрелки часов показывали окончание лета
в тот момент,

когда отключенные громкоговорители
сказали, что открылся наконец портал
в загадочный Выборгский район.