Мария Ревакович

Мария Ревакович

Перевод с украинского Геннадия Булина

***
наша любовь
разорванная на встречи
и лоскутки
случайных дней
что трепещут
испуганно
на ветру
разыскивая пристани
в наших телах

***
твоё тело
разлилось морем
по берегам
моих чувств
опьянев волнами
выплёскивает музыку
по прибрежным камешкам
утопаю целая
в твоих водах
и мечтаю
запрячь приливы и
отливы
в морских коней
опустив лицо в густые гривы
промчаться
бешеными хребтами вод
в предрассветное потустороннее ...

***
корабль сменил курс
а ты стоишь
безлистным деревом
на берегу слёз
одиночество ветра
заплелось в твои волосы
и ленточка утомлённого дня
волнуется
кто-то прошёл мимоходом
протянув
лоскут
дырявого милосердия


ГОСТЬ
если однажды
услышишь
что кто-то стучит
тихо в двери
не открывай
скажи —
мёд ещё не собранный
тогда
корми пчёл
наилучшими своими
воспоминаниями
словно цветами

если однажды
услышишь
что кто-то стучит
тихо в двери
не открывай —
пчёлы
откроют их цветами
и
заклеят
своим мёдом
***
вышивала мать
судьбу
крестиками
ребёнку
остались
сетьевые мысли
цвета голубого неба
и листка осеннего

***
твой образ
сегодня
будничный и далёкий
не осталось ничего
кроме молитвы и ожидания
отдам ночи
свои размышления
освобожу ум от тебя
стану песней
одинокого дерева

***
странствия
завязывают узлы
на шнурках дорожек
аж ожерелье опыта
закачается на шее
прилипнет к горлу
и задушит воспоминанием
зелёных трав


ДВА «ИЛИ»
1.
раскидано меня
по всем сторонам света
теперь
собираю себя
как грибы
в лесу
не зная
или они правдивые
или ядовитые

2.
одиночество
взялось
построить мне дом
не знаю что лучше
или быть без крова
или иметь дом
без дверей и окон


ЕДИНСТВЕННЫЙ РИТУАЛ

погружаясь в холод
каменных клеток
храмов —
молись

вдыхая дух
растворённый
в немых стенах —
молись

твой единственный ритуал:
проскользнуть пальцами
по шершавым стенам
окаменелого затворничества
пытаясь понять
бессловесность святости

ХВОСТ НЕБА

Месяц завис на ветке,
закрыв лицо занавесью дерева,
и висит так, качаясь,
словно хвост неба или волосы ночи.

Белка притихла. Хвостом
зацепив покой небосвода,
понесла два уголька
тишины месяцу и осталась без звёзд.
ИЗ ЦИКЛА «МЕДИТАЦИИ».
МЕДИТАЦИЯ ЧЕТВЁРТАЯ. ОРГАЗМ.

закрываю глаза
на коленях приближаюсь к тебе
берёмся за руки
целую губы и каждый клочок твоего тела
входишь в меня как в цветок
раскрываешь лепестки и пьёшь нектар
так
именно так открывается мир
ты разрастаешься
становишься большим как дерево
и моё тело уже не воспринимает тебя
так
именно так минута становится вечностью
земля выскальзывает из-под наших тел

***
завтра
отказалось
выслушать нас
сегодня
разложило шахматную доску
дней и ночей
и ставит нам мат
задыхаясь
идём
во вчера

так хотелось бы
снять с душ плащи
повесить тела где-нибудь
в глубоком шкафу без зеркал
а оставить
только глаза
воткнутые в будущее
и взгляд
вселённый в любовь

СТИХОТВОРЕНИЕ ЛИЧНОЕ

Уходишь в лес, между деревьев,
сбросив с плеча жизнь, как тяжёлый плащ,
уходишь в себя, между молчанием,
с нагим телом, словно верным псом.

Входишь в берёзу и снятся тебе
чёрно-белые сны, стучишь в листок,
дверь тихо открывается настежь
и в глаза льётся зелёное половодье.

Входишь в стебли трав и слышишь
гомон предков, входишь в тельца росы
и Божьи слёзы омывают твои стопы,
входишь снова в себя и ты — уже мироздание.

Из цикла "Письма и фотографии
20 сентября
Любимый Папа,

у тебя тоже такое впечатление, будто ты что-то забыл, когда выходишь из дома? Видишь ли, мне кажется, что когда последний раз я вышла из дома, то оставила в нём горящую свечу. Знаю, что она будет гореть каждый раз всё большим пламенем и есть опасность, что захватит наш дом, всё наше добро. Знаю, но не могу вернуться.


Из главы «Дом»
книги «Из мешка странника»

3
помнишь
очаг полон звуков
в уюте вечернего уголка

помнишь
тишину вздоха арии
Бах и мы
кругом чёрного кружка

помнишь
единение душ
благодарность в молитве
за именно такой
домашний огонь