Любовь Хомутова

Любовь Хомутова

***​

Под звуки годами заезженных треков
Сезонных напевов, звучащих надсадно,
Сложился набор из незримых молекул
В болезненно-хрупкую видимость сада;

Цветущего сада, покрытого пеной,
А может цветными клубами тумана,
Что виснет на твердых частицах Вселенной
Торчащих разлаписто и деревянно.

Войдешь под покров ли, под полог, под сень ли
Из брызг ароматоточивых соцветий,
Но радости вместо приходит сомненье:
А может быть сада, действительно нет, и

Отсутствует разница между набором
Несложных частиц человека и прочих
Цветуще-поющих в реальности спорной.
Нейронные импульсы рассредоточив,

Осилить пытаешься странности связей;
Возможно, - секрет до поры не разгадан, -
Мы просто проекция чьих-то фантазий
В короткий момент мимолетного взгляда.

***
Никто никому ничего не должен.
Случайная встреча не значит - близость.
Умом понимаю, но всё же, всё же
Готова сорваться на эту низость.

И снова звонить и лишать покоя,
Себя предлагать, не даваясь в руки,

Мечтою маня, что сойдутся двое,
Когда отыграют дневные звуки.

Привычно глаза опуская долу,
В семейной ладье протаранить днище
В надежде, что ОН за моим подолом
Пойдёт, как за хлебом последний нищий.

Минутная блажь... Выражаясь грубо,
Пускай называют бесстыжей стервой,
Но лишь бы узнать, как целует в губы
Такой недоступный - и самый первый.

***
Не стих, не знаю,
Не верлибр, не-до-верлибр.
Мозаика ощущений
В процессе изсебятины.

В нервном потоке фасованного сознания
Перемещаюсь, почти не двигаясь;

Смачно плюет магнитола жевачкой попсы,
Лишая возможности думать;

Через стекло наблюдаю
Неба фарфорового скалодром,
Глазами хватаюсь за мелкие выступы звезд и –
Соскальзываю,
Соскальзываю...

Дальний и чуждый свет агрессивно настроенной Встречной полосы
Слепит, пытаясь застать врасплох,
Будто ведет допрос с пристрастием:
"Куда и зачем ты хочешь/не хочешь добраться на?"

В то место, где буду в трансе,
Но не будет сил открыть портал с надписью "выход".

Правая полоса разнонаправленной трассы
С ликами вождей
Бодро уносит вперед
К новым свершениям октября.

И лишь кривая ухмылка звезды
Подтверждает тот факт,
Что я – определенно – "попала".

***
Хорошо, когда есть за спиной озорной пропеллер,
Вдавишь кнопку в пупок – и ай-да загребать просторы!
Он, конечно, надежней, чем хрящики, кости, перья,
Ты летаешь такой креативный, техничный, скорый.
Нет нужды ожидать нисхождения вдохновенья,
Что лицом повернется, а может интимной частью.
Для моторчика надо всего лишь кило варенья,
Чтобы в небо рвануть, расширяя границы счастья.
Винт размашисто месит прослойку воздушной сферы.
Виражей навернешь, так что встанет прическа дыбом.
Разойдется мотор звероящером древней эры,
Тишину поглощая, как жар ледяную глыбу.
Через край горизонта почти проливаясь звуком,
И почти ухватив за загривок блудливый ветер,
Ненароком к груди разудалой приложишь руку –
Огонек поэтических образов в ней не светит…
Вот ведь! Вроде летишь на единой волне с прогрессом,
А тебя, оптимизму не вняв и поправ усилья,
Вдохновение шлет прогуляться далеким лесом,
Предпочтя тишину и парение вольных крыльев.
***
На поле выйдешь, а в поле - цветы и травы,
Их треплет ветер, пытаясь запутать в косы.
Стоишь без кепки спокойно и величаво,
В трусах да майке, а может быть даже босый.

Вокруг природа, дурная до обновлений,
Такое солнце фигачит - ходи да жмурься,
Шальной кузнечик стирает до дыр колени,
В пыльце летунья себе насосет ресурсы.

На что и лето? Да чтобы, ничуть не медля,
Из каждой щели безбожная радость перла.
А в небе птицы рисуют, рисуют петли,
Все туже, туже худое сжимая горло.

***
птица обнимает небо
скользит в голубом море
взбивает плавниками облака
разбрызгивает дождь

стать бы такой же невесомой

и потерять мечту
в банальной среде обитания

***
Обратно на корабль – отгрохал бал музЫкой,
Проглотит светский блеск голодный водосток.
К двенадцати часам селянкой полудикой
Обязана попасть в привычный закуток.

Еще тревожат кровь финальные аккорды,
Тем тяжелей назад принять пути своя.
Под кожей занялись огнем шнуры Бикфорда,
В надежде отпустить разбуженное Я.

***
Домик в косматом лесу, непременно в нем
Каждый прохожий был встречен и обогрет,
В каждого доброе слово текло ручьем,
Сверху ложился улыбки уютный плед.

Радостью полнился с крыши и до основ,
Горя не ведал, не помнил людских обид.
Только зачем-то в лесу наломали дров,
Слово за словом… И вот уже дом горит.

Волнами судорог выбиты окна, весь
Пламенем вылизан до черна изнутри
Домик, в котором теперь ни прилечь, ни сесть…
Вряд ли помогут 02, 01, 03…

Крыша развеяна, стены пойдут на слом,
Травы закроют зеленым бинтом ожог.
Между деревьев останется лишь фантом
Дома, который себя уберечь не смог…

***

чуть зазеваешься
маленькие
сухонькие
резные
букашки
заводятся внутри
множаться
движутся алогично
сбиваются в стайки
срастаются в тромбы
мешают дышать
заполняют легких лабиринты
царапают жесткими нож(и)ками
прокладывая путь за границы тела
зуд на коже невыносим
стряхиваешь судорожно
навязчивую мелочь
вокруг осядет слой
маленьких
сухоньких
резных
букашек
сгребешь в кучу лодочками ладоней
оглядишь и подумаешь:
а неплохое сложилось стихотворение

***
Четко ведет по пути морали
Небо в мышастом френче.
Осенью встретишь уже едва ли
Голых мужчин и женщин…
Это не лето с его горячкой,
Жадное до эффектов;
Мыслями вольными мозг не пачкал
Только незрячий некто…
Люди бывали порой на грани,
Видя изгибы линий –
Плавило солнце волокна тканей
Макси сводя до мини.
Кроны шептали: «Какая ересь!» ,
В зелени пряча нагость.
Осень с ноги распахнула двери:
Хочешь – не хочешь? Накось!
Новое правило: для защиты,
С пяток и до макушки,
Будут замотаны и зашиты
В кокон людские тушки.
Буфер одежды сотрет изгибы,
Угомонив гормоны.
Шепота больше не слышно, ибо
Голыми стали кроны…
Без одеяния им не сладко –
Каждый сучек наружу…
Небо, следящее за порядком…
Тихий осенний ужас.

***
кроной припав к земле
дерево машет корнями
войду в его листья
заведу руки за спину
и голову на бок склонив
каркну
***
спальный мешок темноты
застегнут по самое горло
веками щелкаю ночь, словно семечки –
возле подушки горстка
непрожитых снов
пустотелых

по застеклевшим глазам
пенопластово чиркнет рассвет
утро сминая в кривую гримасу –
смотрит недобро
из-под исподнего ночи

выжму в себя темноту
заполнит по самое горло
станет меня проживать

возле подушки останусь
лежать пустотелой
***
Воображаемая трещинка
В несуществующем мире
Слегка кровоточит
Роняет на ветер
Лепестки
Лоскутки
Клочки
Обрывки
Условно красного цвета

Никто не увидит
Как разойдется по шву
Моя вселенная