Алина Сахарчук

Алина Сахарчук

***
треск в ушах
попеременно

- поверните налево

хруст мокрого льда под колёсами
электрический треск в ушах
попеременно

- правая педаль плохо работает

встряска за каждым псевдошагом
пластмассовых ребристых подошв
попеременно

- термометр за окном лопнул

вода и снег
стук и тишина
движение и
смерть


***
поверхность рябит
тысячи маленьких волн врезаются в берега
так остро
будто за одно мгновение до касания
они превращаются в лёд

пытаюсь смеяться
как будто бы это вовсе не больно
будто бы это щекотно
кривая улыбка расчертит лицо
рябью морщин

я говорю:
- это озеро такое глубокое
что в него можно нырять каждый день
всю жизнь
и так и не достичь дна

ты отвечаешь эхом:
- но всё же это дно есть
есть конец озера.

я чувствую, что тону
что глотаю воды больше, чем могу выпить
захлебываюсь
не пытаясь всплыть
пытаясь достать хотя бы кончиками пальцев
то самое дно
которое ледяным предчувствием все время встаёт в твоих глазах

но не могу.


***
Запереться в себе.
Утопать
в самопровозглашенном изгнании.
Погрязть
в сожалении от собственного отчуждения
себя.

танец предсмертия

пить радость
в то и не в то горло
вставлять глазные подпорки
чтобы как можно дольше
не приближать темнотой
свой последний день.

забытье
фальшивая праздность
ложная красота
в попытке подменить себя
хотя бы на несколько дней
часов
мгновений.

слышать в ушах песок
звук осыпающихся земляных комьев
летящих в уже выкопанную могилу
за спиной.


***
ночь опускается
в тишине
я слышу гул воды
наполняющей стеклянный куб

в двух ушных раковинах в момент
обрушение
империи водной мощи
по частям
по нотам частот

вдох неединственности пахнет надеждой
бежишь со стучащей грудью
куда-то в шумный свет фонарей
в рваном ботинке
выше асфальтовых луж
бежишь со страхом не успеть вдохнуть
звук
сквозь своё одно
неоглушенное ухо

***
когда мне становится совсем плохо
я вспоминаю твои тонкие длинные пальцы
которые перебирают листы стихов
словно те струны арфы

я спрашиваю себя
как можно быть несчастным
в мире где есть такие светлые руки
ради которых хочется стать листом


***
кто-то стоит за моей спиной
дышит в затылок
холодом

обернуться нельзя
только бежать вперёд
или хотя бы тянуться
хотя бы смотреть
в сторону солнца

ноги увязли в студенящейся черноте
лишь на миг перестав перебирать лапками -
скованность
из которой выныривать через сломы

скрюченные пальцы
обожженные губы искривлённого рта
движение - боль
недвижение - смерть

даже мысленно не могу перестать пытаться
перекрыть поцелуи лучей на твоей коже
своими

***
полные жизни листья
иссыхают
скукоживаются
рвутся
падают
и гниют

от солнца

наполнившее жизнью — отбирает жизнь
ирония жадности
закономерность оплаты

то же, что гладит может однажды сжечь
на месте загара — красный ожог
слезшая кожа
оголение внутренней боли
как билет на смертельный спектакль
с названием «счастье»

- - -

вместо плача по мёртвым листьям —
собрать гербарий
прикрепить свою рану как орден
кровавая гордость

и если от веса из тысячи листьев
ты разучишься как дышать
я сделаю каждый свой выдох
твоим
вдохом

***
попытка залатать пробоину известью
обречена на провал
отталкивается от зеркала воды
утекает от пламенной руки солнца
не хочет становиться единым камнем
заплатой на ране кормы
застывает на миг лишь под прямым взглядом
а затем рассыпается
белым песком
забивая в щели бесполезно колючие кусочки
жажды беспамятства