Владислав Черейский

Философ, поэт, музыкант. Эстетствующий интеллектуал. Сооснователь
ЛИТО "Дереветер". Автор попавший в антологию российского верлибра. И человек, нашедший в Ольгино свою благодарную аудиторию.

Море

Море. Я вижу море дождя, хлынувшее из глаз слепого циника.
И имя, звучавшее в этой тиши, пронзило мозг ветром.
Километры пути освещают усталость забытых царей.
Рей вдали, флаг мезозойских кошмаров,
Угаров, утренних и вечерних, поминая покойного самого себя.
Бродя под иконой печальных, забытых кумиров
В квартирах скитаться, совсем непохожих на дом —
И в нем виден странник, звездой покрывающий лица,
Где спица воткнулась в гармонию собственных слов.
Мой кров стал излишен, и камень играет с виском.
Потом я спою эту песню, мой голос простужен.
Не нужен, не нужен, нет, нужен, пойдем…

Авлекин

 

Голос травы шепчет стеклянные строки.

Мокрый колпак умоляет края кринолина.

Дождь заливает безумие шалью широкой.

Выпей меня, как стакан молока, Коломбина.

 

Небо грозит праведным искренним пальцем.

То что случится сейчас превратится в отныне.

Ночь облаков падает в кукольном танце.

Высоси мозг поцелуем дождя в Арлекине.

 

Тернии звёзд светятся полным позором.

Выстрелом в тень смоет три точки дробина.

Скользкий удав вьётся зеркальным узором.

Жизнь подари через свежую смерть, Коломбина.

Солдат

Великий пост на окраине города.
На посту не дремлет солдат, охраняя сны.
От вечности его выправка безупречна.
Глаз нацелен в точку невозврата.
Страж непроходим непроходимой глупостью.
И тяжело дышать сквозь залитое в горло олово.

 

МЫ1.jpg

Иван Карасёв

Ю_ШУТОВА

ИГРЫ СО СЛОВАМИ И СМЫСЛАМИ